Из зала суда: получение компенсации за смерть родственника от коронавируса

29 Октября 2021

     Истец М. обратилась в суд с иском к ГБУЗ Астраханской области "Ахтубинская районная больница" о взыскании компенсации морального вреда.
     
     В обоснование заявленных исковых требований истец указала, что ДД.ММ.ГГГГ супруг истца М. обратился в ГБУЗ АО "Ахтубинская районная больница" для оказания медицинской помощи, где был осмотрен участковым врачом-терапевтом, ему было назначено лечение.
     
     ДД.ММ.ГГГГ по месту жительства М. участковым врачом-терапевтом был взят мазок для анализа на коронавирусную инфекцию (COVID-19), назначено КТ-исследование, добавлено лечение. ДД.ММ.ГГГГ М. в Ахтубинской районной больнице проведено КТ-исследование.
     
     ДД.ММ.ГГГГ в телефонном режиме М. было сообщено врачу-терапевту об ухудшении своего здоровья, увеличении температуры, на что врачом назначено дополнительное лечение.
     
     В связи с ухудшением состояния здоровья ДД.ММ.ГГГГ М. бригада скорой медицинской помощи доставила в приемное отделение ГБУЗ АО "Ахтубинская районная больница", откуда был переведен в инфекционное отделение с диагнозом: ОРВИ, в состоянии средней тяжести, с температурой и жалобами на слабость. ДД.ММ.ГГГГ была констатирована биологическая смерть М. ДД.ММ.ГГГГ в больницу поступили результаты мазка М. с подтверждением диагноза: коронавирусная инфекция (COVID-19).
     
     Причиной смерти М. явились острая дыхательная недостаточность, вызванная новой коронавирусной инфекцией (вирусом (COVID-19), двусторонняя субтотальная интерстициальная серозно­геморрагическая пневмония, серозно-десквамативный трахеобронхит.
     
     По факту смерти М. было возбуждено уголовное дело, в рамках которого была проведена комплексная судебно-медицинская экспертиза, согласно выводам которой при оказании медицинской помощи М. медицинскими работниками ГБУЗ АО "Ахтубинская районная больница" допущен ряд нарушений.
     
     По данному делу юридически значимым обстоятельством и подлежащим установлению с учетом правого обоснования М. заявленных исковых требований положениями Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", статьями 151, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и иных норм права, подлежащих применению к спорным отношениям, являлось выяснение обстоятельств, касающихся неполноты комплекса мероприятий по оказанию медицинской помощи, а также определение степени нравственных и физических страданий М. с учетом фактических обстоятельств причинения ей морального вреда, других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных ею переживаний в результате ненадлежащего оказания М. медицинской помощи и его последующей смерти.

     Ухудшение состояния здоровья человека вследствие ненадлежащего оказания ему медицинской помощи, в том числе по причине дефектов ее оказания (постановка неправильного диагноза и, как следствие, неправильное лечение пациента, непроведение пациенту всех необходимых диагностических и лечебных мероприятий, ненадлежащий уход за пациентом и т.п.), причиняет страдания, то есть причиняет вред как самому пациенту, так и его родственникам, что является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

     В данном случае к спорным отношениям подлежало применению положения статьи 70 Закона N 323-ФЗ о полномочиях лечащего врача при оказании медицинской помощи пациенту, что не было учтено судом первой инстанции при вынесении решения.

     Согласно частям 2, 5 статьи 70 Закона N 323-ФЗ лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, предоставляет информацию о состоянии его здоровья, по требованию пациента или его законного представителя приглашает для консультаций врачей-специалистов. Рекомендации консультантов реализуются только по согласованию с лечащим врачом, за исключением случаев оказания экстренной медицинской помощи. Лечащий врач устанавливает диагноз, который основан на всестороннем обследовании пациента, составлен с использованием медицинских терминов медицинским заключением о заболевании (состоянии) пациента.

     В нарушение подлежащих применению норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд первой инстанции возложил на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания М. медицинской помощи, и причинно-следственной связи между ненадлежащим оказанием сотрудниками ГБУЗ АО "Ахтубинская районная больница" медицинской помощи и наступившей смертью М., в то время как ответчиком (ГБУЗ АО "Ахтубинская районная больница") в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не было представлено доказательств, подтверждающих отсутствие вины в оказании медицинской помощи ненадлежащего качества, доказательств, подтверждающих отсутствие вины в неустановлении правильного диагноза, ненадлежащей оценке его состояния здоровья, ненадлежащей диагностики и тактики лечения, то есть не представлено доказательств соблюдения установленных порядка и стандартов оказания медицинской помощи.
     
     Суд определил принять по делу новое решение, которым исковые требования М. удовлетворить частично.

     Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Астраханской области "Ахтубинская районная больница" в пользу М. компенсацию морального вреда в размере 1000000 руб.

     Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Астраханской области "Ахтубинская районная больница" в доход местного бюджета компенсацию в размере 6000 руб.
     

     
     Источник:
     ДЕЛО N 33-3484/2021
     https://oblsud--ast.sudrf.ru/